Посещение собора и синагоги.

После написания поста о посещении православного храма меня стали одолевать сомнения: ведь очерняю, наверное. Не зря люди осуждают… Поэтому сходил на воскресную службу в Никольский морской собор, являющийся одним из главных храмов Петербурга.Только вошёл в зал, как сразу в глаза бросились вешалки для верхней одежды и скамейки, установленные у стен и в боковой части храма. Ёкнуло сердце, и сознание пронзила мысль: «Стоило мне месяц назад посетовать на их отсутствие, как они уже стоят! Быстро Господь отреагировал!... Или это проникновение католической ереси в посконную среду православия?».
Никольский собор не закрывался в советское время и долгое время являлся кафедральным, поэтому его внутренний интерьер не подвергался уничтожению. Стены храма богато украшены позолотой, а у одной из сторон находятся памятные доски, посвящённые погибшим на службе морякам ВМФ. Воскресная литургия уже началась. На службе присутствовало примерно 200 человек, по ходу дела их число увеличилось. Священники – несколько высоких мужчин плотного телосложения, напомнили мне бригаду слесарей-сборщиков, рядом с которыми я работал на первом, в своей жизни, заводе. Как и в прошлый раз служба проходила на церковнославянском языке, и мне были понятны лишь восклицания «Господи помилуй!», «Во веки веков!» и ещё что-то, используемое в лексиконе повседневной жизни. Алтарная часть храма выглядела роскошно, вызывая в моей памяти фрагмент Ветхого Завета о поклонении спутников Моисея Золотому тельцу. Она незримо делила собор на две части. Одна из них была предназначена для всех смертных, а вторая казалась чем-то волшебным и недостижимым, оттуда, из золотых чертогов, время от времени, выходили священники с различными предметами церковного обихода. Думаю, что для многих посетителей само представление казалось сказкой для взрослых. Чем, в принципе, и являлось. У одного из боковых приделов цепочкой стояли люди. Они по очереди подходили к молодому священнику, что-то негромко говорили ему, наклонялись, получали на голову кусок материи и поверх неё крестное знамение. После чего целовали руку служителя и отходили в сторону. Там целовали ещё что-то, в том числе, крест. Я поинтересовался у одной из дам:
- Почему они так быстро исповедуются? В фильмах про католиков этот процесс занимает больше времени! Наши что, грешат меньше?
- Это короткая исповедь, поэтому так быстро. Тем более, что они свои грехи уже осознали. Вообще-то, вера в Бога – это дар! И даётся далеко не каждому!
Я понял, что выдал свою безбожную сущность, отошёл и прогулялся по залу. В нём находилось много икон, и почти каждую целовали люди. Вспомнилось, как отечественные санитарные службы постоянно находят каких-то микробов в белорусской молочной продукции. Интересно, как они оценивают подобные поцелуи?... У одной из колонн я обнаружил шикарное кресло. Так как, в этот момент, около меня находилась служительница, то поинтересовался, для кого оно предназначено?
- Это царское место!
- При Вас на него кто-нибудь садился?
- Один раз предлагали принцу, но он отказался (видимо, знал, как плохо заканчивали наши государи).
- А если Путин придёт в храм, ему предложат там сесть?
- Нет! Путину нельзя! (Ну, и не ждите его тогда!).
Почти половину службы я просидел на скамейке напротив иконы Богоматери с сыном на руках. Постоянно поглядывая на неё, чтобы, при первых же признаках негативной реакции на моё поведение, немедленно вскочить. Но Мария равнодушно смотрела мимо, на сидящую рядом со мной маленькую девочку, уплетавшую пирожок. Видимо, находящиеся в зале люди различали слова читаемых им молитв, потому что вдруг многие из них попадали на колени и стали стараться коснуться лбом рук, предусмотрительно положенных на пол. Всю службу с хоров звучало что-то траурно-торжественное, похожее на панихиду. Я глядел на происходящее действие и чувствовал, что чудесным образом перенёсся на сто лет назад. После того, как литургия закончилась, прозвучала проповедь. В этот раз речь шла о Страшном суде, который ждёт землян уже давно, и вот-вот должен состояться. Священник неплохо развивал мысль, но тема не давала повода для позитива. Я вспомнил, как утром наблюдал за приготовлением яичницы, и мне стало не по себе… Закончилось всё тем, что посетителям вынесли крест, который люди стали жадно ловить своими губами. Служба закончилась, и моё мнение о православии не изменилось ни на йоту.
Почувствовав потребность в позитиве, я, в надежде на его получение, зашёл в Большую хоральную синагогу. На её территории находятся кошерные ресторан и магазин. В магазине продавалось много обычных товаров. Продавец сказала, что получение продуктом кошерности не влияет на его цену, но, присмотревшись к ценникам, я понял, что это не так (думаю, что нормальный еврей лучше пойдёт в супермаркет). Рядом с магазином расположен вход в небольшую синагогу грузинских евреев (какой замес!). Одна из стен двора Большой хоральной синагоги превращена в Стену плача (нарисована). Думаю, что без понимания появления её необходимости невозможно осознанно размышлять о судьбе евреев... Основная служба в синагоге проходит в субботу, поэтому, когда я вошёл внутрь (было воскресенье), то застал только служителей, снующих по залу с книгами в руках. Внутри помещения стояла пара шкафов и столы с увесистыми фолиантами: Тора, Танах и другие. Я не верю основной идее, которая в них представлена, но с уважением отношусь к возрасту данных произведений еврейской литературной классики. Меня интересовали подробности службы, и я обратился за информацией к одному из мужчин. Сразу бросилось в глаза, как он кинул незаметный (как ему показалось) взгляд на мою голову, чтобы определить, в ермолке ли я? Данные головные уборы лежат в коробке у входа в зал, их обязаны одевать евреи (то ли все, то ли только религиозные). У нас завязался разговор, и я понял, что мой собеседник – человек достаточно эрудированный и начитанный. Мы побеседовали о религии, Боге, истории евреев, Библии и ещё о чём-то. Я больше молчал, потому что явно уступал своему визави. Сообразив, что лучше беседы с умным евреем может быть только беседа с двумя умными евреями, я поговорил ещё и с другим. Коснулись роли СССР в формировании Израиля. Мой собеседник признал, что советское правительство оказало новому государству евреев серьёзную поддержку на начальном этапе его жизни, правильно проголосовав в ООН. После того, как я продолжил прогуливаться по залу, подумалось, что не за это должен быть нам благодарен Израиль в первую очередь. А за то, что вырастили и выучили огромное количество смышлёных евреев и передали безвозмездно ему в дар...
Несмотря на восточный вид синагоги, обстановку в ней можно счесть вполне демократичной. Время от времени по залу ходили экскурсии. И везде лежали книги. Мне показалось, что кругом меня печать не святости, а, скорее, мудрости (не знаю, как это выглядит во время службы). Я подумал: «А ведь евреи, говоря о своём монотеизме, лукавят, как всегда! У них не один Бог, а два – Иегова и Книга (не Библия, а книга вообще)! И неизвестно, которого ставить на первое место!?»…
promo boris_mavlyutov december 27, 2020 15:18 87
Buy for 30 tokens
1 января. Английский проспект. Берегом моря... Большая Пушкарская улица. Большой проспект Васильевского острова. Большой проспект Петроградской стороны. Визит "Крузенштерна". Военно-морской музей. Возвращение "Седова". Гороховая улица. Дальнее…